February 14th, 2020

Цитата. Александр Снегирёв

«Литература – для кого-то это развлечение, для кого-то повод забыться или отдохнуть, для кого-то инструкция – ради бога. Для меня литература в первую очередь – возможность пережить красоту, которую я вижу. Я восхищаюсь чем-то, восхищаюсь мыслями, которые иногда меня посещают, восхищаюсь живым человеком, голосом, запахом, неважно чем, и я, так или иначе, это описываю, работаю с этим».

(с) Александр Снегирёв - писатель, лауреат премии «Русский Букер»

СЦЕНУ ДЕЛАЕТ СЦЕНОЙ КОНФЛИКТ

Знаете, почему футбол популярнее, чем кино? Да потому что на футбольном матче всем болельщикам сразу понятно, кто хорошие, кто плохие, какова их цель, и в каждую секунду есть острейший конфликт.

Конфликт должен быть между людьми. Герой, на чьей стороне симпатии автора (и на которого зрителю хочется быть похожим) — это протагонист. Его противник — антагонист.

Есть фильмы, в которых человек сражается со стихией или животным (вулканом, океаном, акулой, пожаром, зомби, ураганом). Но в этом случае, как правило, антагонистом все-таки становится человек, который почему-либо стоит на стороне стихии. Либо стихия ведет себя как человек, приобретает вполне определенные черты человеческого характера.

В каждой сцене конфликт должен быть разрешен — либо победил герой, либо победили героя.

Вообще, сцена — это фильм в миниатюре, в ней должна быть завязка, кульминация и развязка. У каждого героя есть в каждой сцене своя цель, которой он хочет достичь. Самое сложное при написании сцены — придумать ее решение. Как герой преодолеет препятствие и достигнет цели? Или как его переиграет антагонист?

Хороший сценарист — это тот, кто умеет придумывать неожиданные способы преодоления героем препятствий.

Научить этому нельзя.

Но можно научиться. Достигается упражнением.

Начнем прямо сейчас.

Collapse )

Подкаст. Гузель Яхина


Коллеги, если вы пропустили нашу сценарную конференцию или просто предпочитаете не смотреть, а слушать - предлагаем вам аудиоверсию мастер-класса писателя ГУЗЕЛЬ ЯХИНОЙ. Вы узнаете, как сценарный опыт может помочь писателю рассказать историю, которую прочитает весь мир:

https://soundcloud.com/shichenga/stsenarnaya-onlayn-konferentsiya-master-klass-pisatelya-guzel-yakhinoy

ТЕАТР «СТАРЫЙ ДОМ» ИЩЕТ ДРАМАТУРГОВ ДЛЯ НОВОГО ПРОЕКТА «ДИСЦИПЛИНА»

Драматурги, поэты, прозаики, копирайтеры — короче, все, кто пишет или мечтает писать для театра, это пост для вас. Осталось две недели, чтобы подать заявку на «Дисциплину» - заявки принимаются до 28 февраля.

Что за «Дисциплина»?
Это фабрика нарративного театра. Нарративный — значит такой, где есть сюжет. Проект устроен так. С марта по сентябрь десять драматургов напишут по пьесе под руководством наставника. В октябре мы проведем публичные читки и выберем лучшие тексты — они станут спектаклями на сцене «Старого дома».

Кто это придумал?
У проекта четыре куратора. Оксана Ефременко и Антон Хитров — театральные критики. Андрей Прикотенко — режиссер и художественный руководитель «Старого дома». Александр Молчанов — драматург, сценарист, сценарный коуч и будущий наставник наших авторов.

Окей, и зачем вы это делаете?
Нам не хватает театра, который рассказывает увлекательные истории. Такие, чтобы зритель в антракте боялся услышать спойлер. Не хватает театра с яркими, вдохновляющими протагонистами — как доктор Стокман из пьесы «Враг народа», только из сегодняшней России. Не хватает театра, который говорит на доступном языке, театра, адресованного всем, кто подписан на Netflix, а не только поклонникам современной режиссуры. Не хватает реалистического театра — умного и живого, а не старомодного и поверхностного. А чтобы создать такой театр, нужна принципиально новая драматургия.

Collapse )

АЛЕКСЕЙ САЛЬНИКОВ: «Удивлен, что выдуманная история так людей зацепила».

[автор бестселлера «Петровы в гриппе и вокруг него» о романе и о причине своего успеха]

«Придумывал я «Петровых» лет шесть, пока все однажды ночью не сложилось в такую забавную конструкцию, так что сам даже рассмеялся от неожиданности. Сначала же были просто Петровы, разглядываемые с разных сторон, что с ними делать такими, я совершенно не понимал. И когда случилась эта смена фокуса с одних персонажей на других, мне это показалось очень забавным. Так увлекся, что настрочил роман за пару месяцев. Были некоторые сложности, но они по-фрейдистски вытеснены уже памятью. Помню только с любовью и страстью написанный фрагмент про поход Петрова в цирк-шапито, вот где я вдохновенно парил над клавиатурой, пока не вспомнил, что в Екатеринбурге имеется замечательный стационарный цирк, так что надобности в шапито нет никакой. Так что теперь осторожно отношусь к моментам, которые пишутся на одном дыхании.

Collapse )